Информация 72. Культура и искусство. Часть 2.

   Раздел:  Разное.

   Информация  72.

   Культура и искусство.   Часть 2.

   Содержание:

   Введение.  

   1. Некоторый взгляд на историю развития культуры и искусства.

   2. Кризис самосознания.

   3. Россия и современное искусство.

   4. Будущее культуры и искусства.

   5. Задачи культуры и искусства (мастерства).

    Продолжение.   (Начало в Информации 71).

      5. Задачи культуры и искусства (мастерства).

   Если коротко  —  через красоту и мастерство вызывать и воспитывать высокие чувства. А что такое высокие чувства? Это, по сути то, что помогает формировать качества Бога в  человеке, то есть качества духа человека.

   Высокие чувства:  —  сострадание, красота, такт, честь, благородство, желание творить и созидать жизнь, любовь (главная направляющая энергия), доброта, верность жизни,  радость (энергия жизни),   мужество и бесстрашие, самоотвержение,  бескорыстие любви,  любовь к Богу,  чистота намерений, стремление освободиться  от страстей и пороков и т.д.

   Искусство должно пробуждать человека к жизни, помогать находить ответы  в моменты жизненных  кризисов, направлять людей на созидание жизни, на её  развитие, совершенствование и защиту.

   Будить и направлять к жизни, помогать и активировать жизнь в самом человеке  —  это должно стать целью искусства и культуры. Защищать людей, и особенно детей, от соблазнов страстей и грехов, которые отнимают время и ведут людей в деградацию.

   Искусство (мастерство) не имеет право быть использовано для целей деградации души, для возбуждения животных страстей, пороков и грехов. Искусство (мастерство) не может служить педерастии, используя красоту для внешнего оформления гомосексуализма. Возможности искусства должны служить воспитанию в людях жизни и освобождению их от животных страстей. Зачем обществу, как носителю жизни, нужно то искусство и культура, которые уводят людей, и особенно детей, от созидания жизни и ввергают их в пучину животных страстей?

  

   Ниже будут приведены отрывки из книг  К. Антаровой «Две Жизни», которые находятся на уровне Абсолютной Любви (250.0). Там будут показаны примеры того, как через музыку и песни пробуждать человека к делам любви, как помогать освобождению людей от страстей и предрассудков.  Лучше создать образ происходящего очень сложно.

  

   1. / Откуда шли эти краски? Это не рояль пел. /

   Это жизнь, надежда, любовь, мука, зов рвались в зал, разрывая меня всего и обнажая мне боль и радость, что скрывались в людях под их одеждами, под их словами, под их лицемерием. Звуки кончились, но тишина не нарушалась, я плакал и не мог видеть никого и ничего.

   Я (капитан) сегодня не только понял, что такое женщины и искусство, я первые понял, что такое жизнь. Мне казалось, что ваша музыка заставила мой дух отделиться от тела, и  —  в одно мгновение  —  я точно увидел незнакомого мне великого мудреца, который вёл меня по дорожке света …

   И снова музыка увела меня от земли, снова всё исчезло, я жил в каком-то другом месте: я точно видел рядом с капитаном мощную фигуру Ананды, рука которого лежала на коротко остриженной голове англичанина.

      Анна запела греческую колыбельную. О, Господи, вся душа выворачивалась от нежности и обаяния, с которыми она укачивала малютку.    Вот что сделали со мной (капитан) ваши звуки. Я больше уже никогда не смогу  жить прежней жизнью; я должен теперь найти моего мудреца (Фл.), которого так ясно видел, … , и без этого я не успокоюсь.

   И голоса я (Л.) тоже не узнал. Это был тихий, задушевный голос человека, который или встал с одра смерти и благодарил за спасённую жизнь, или в храме обручился только что с чистой девушкой и благоговеет перед началом новой жизни.

  

   2. Князь:  —  Ваша музыка помогла мне понять жизнь и найти себя.

   Капитан:  —  Ваша музыка помогла мне потерять себя.

   Ананда:  —  Вы (капитан) очень измучены. Вам кажется, что музыка разворошила вам всю душу. Но право, верьте мне, мы с Анной нынче сыграем и споём вам  —  и вы совершенно  иначе себя ощутите. Вы найдёте тот высший смысл  всей жизни, путь к которому и есть вся наша земная жизнь с её серыми днями.

 

   3. Ни в нём, ни в ней не было ничего от земных страстей. Но оба они были слиты в высшем страстном порыве творческого экстаза.

   Первые звуки Анны сразу вихрем взмыли к верху, точно оторвались и полетели куда-то. И внезапно глубокий, властный звук прорезал их. Сливаясь, отходя, ещё ближе сливаясь в гармонию и снова её разбивая, неся звук виолончели, покоряя себе рояль, овладев, казалось, всем пространством вокруг. Я не мог отдать себе отчёта, что это поют струны. Это пел голос неведомого мне существа.

   Снова полилась песня. Мне казалось ещё прелестнее и колоритнее. Огромная сила жизни лилась из этих звуков: я не мог постичь, как такие высшие, недосягаемые по таланту люди ходят, выдерживают вибрации окружающих их простых, маленьких людей, как я и мне подобные? Зачем они здесь, среди нас? Для них нужен Олимп, а не простые трудовые дни с их трудом, потом и слезами. «Да вот благодаря им и нет серого дня сегодня, а есть сияющий храм».

   … полилась песня. Но можно ли это назвать песней? Разве это голос человека? Что это? Какой-то мне неведомый инструмент. Или это раскаты эха в горах? Это какая-то стихия красоты.

   Он (Ан.) пел на непонятном мне языке. Я ни слова не понимал, но всё содержание песни ясно осознавал. Цыган оплакивал погибшую жизнь, погибшую любовь. Ревность, злоба, безумие, — всё человеческое страдание, вся бездна страсти и скорби нашлись в песне и проникли в сердце.

   Но вот звуки точно изменились, звучавшие проклятия перешли в прощение, примирение, благословение и мир …

   Русская песня:

   Я только странник на земле,

   Среди труда, страстей и боли,

   Избранник я счастливой доли,

   Моей святыне  —  красоте.

   Пою я песнь любви и воли.

 

   4. Музыка, музыка, такая необычная, точно заставила мой дух вылететь из меня.

 

   5. Чудесные звуки сменяли друг друга, а я не замечал никого и ничего, кроме лиц двух музыкантов. Не красота этих лиц и даже не их вдохновение поражали меня сегодня. Если в прошлый раз я ощутил их единение в экстазе творческого порыва, то сегодня я сам участвовал в этом экстазе, сам творил новую, какую-то неведомую молитву Божеству, участвуя каждым нервом в этих звуках.

   Я не думал, … , верю ли я в Бога и какой он, мой Бог, и в каких я с ним отношениях. Я нёс моего Бога в себе: я жил во время этой музыки, молясь ему, благословляя жизнь всю, какая она есть, и,  растворяясь в ней, в полном блаженстве и благоговении.

   Анна заиграла одна. Соната Бетховена, как буря, рвалась из её пальцев. Вся преображённая, с устремлёнными  куда-то глазами, она, казалось, звала кого-то, кого не видели мы; звала и играла кому-то, кто слушал её здесь; из глаз её катились слёзы, которых она не замечала …

   Но вот её слёзы прекратились, в глазах засветилось счастье, точно её услышали, сверкнула улыбка, отражая это счастье, почти блаженство: звуки перешли в мягкую мелодию и смолкли …

 

   6. Когда стали играть и петь вы (Ан.), я (князь) точно вошёл в какой-то никогда раньше не виданный храм. Я знаю, что уже не выйду оттуда  больше. Не выйду потому, что хочу или не хочу, выбираю или не выбираю. Но потому, что, войдя в этот храм, в который вы ввели меня своей музыкой, я умер там. Тот я, что жил раньше, там и остался: я вышел уже другим человеком.

   Только видел я дивный храм, вошёл туда  —  горело сердце любовью земли. А ушёл из храма  —  точно выжгло всё в сердце. И не то, чтобы оно стало холодно, нет, но в нём стало пусто, прозрачно, точно в хрустальном сосуде.

   А как встречается теперь страдание людей  —  там, в том месте, где я сам так жестоко мучился сердцем, — так звенит, точно именно звон вашей песни, свободной, чистой я слышу.

   …  А Голос ваш (Ан.) указали мне путь в иной мир  —  в мир, где живут, любя всё существующее так, что забывают о себе. Я (князь)  пережил какое-то преображение, но как и почему оно свершилось  —  не знаю. Я стал свободным и счастливым.

 

   7. … Ты ведь знаешь, что стоит тебе прикоснуться к клавишам  —  и  Бог в тебе просыпается, и, кроме него, ты забываешь всё. Играй и пой как всегда. Не думай о похвале или награде. Думай, какое выпало тебе счастье сегодня  —  воспеть перед Богом вновь соединённых двух красавцев. Воспеть их всем сердцем, их любя и желая для них усеять землю цветами, как сказал Сандра.

   Пой и играй им песнь торжествующей любви. Не всем дано петь свою песнь любви. Кто-то должен петь её для других людей, неся в сердце великий путь милосердного самоотвержения.

 

   8. Ваша же игра, леди Алиса, захватывающая не менее звуков Анны, делает человека счастливым, радостным, уверенным.     В ней благоговейное прославление жизни, любви. В ней свет, в ней зов к творчеству. В ней то, о чём так часто говорит доктор И.: «Нет серого дня, есть сияющий храм, который строит сам человек в своём трудовом дне».

 

   9. …  Когда дух её горит огнём неугасимой любви к её искусству. Глаза проникают в закрытое царство радости того общения в красоте, которое одно только и ценно и необходимо людям.

   Если Фидий оставил нам своё имя, которое не затмил ни один скульптор, то это только потому, что, творя фигуру для земли, он не о земле думал, а нёс своё небо скорбящей земле.

   Все силы перешли в руки, которые казались ей лёгкими, свободными, точно их зарядили электрическим током.

 

   10. Хочется сегодня создать им род такого моста в новую жизнь, где бы духовная сила диктовала всё внешнее.    В этот вечер пусть музыка раскроет в каждом из нас всю любовь и доброжелательство к человеку …

   И в первый раз увидела мать, что дочь не божка себе сотворила из музыки, но что Бог в ней, в её сердце. Богом всей жизни Лизы была музыка, что рядом с этим Богом не стояло ничто и никто. Что играла Лиза … —  графиня не знала. Она не понимала сейчас и не воспринимала музыкальных фраз как таковых, она слышала только песнь Лизиного сердца.

   И мать думала, где, когда и как могла эта девочка так понять жизнь, чтобы переносить в струны крик, мольбу и раны собственного сердца.

   Здесь всё покрывалось пеленой радости, утешения, умиротворения … Здесь мчались волны человеческого вдохновения.

   Он (Анд.) точно не замечал впечатления, произведённого его игрой. Не замечал не потому, что так требовала его высшая воспитанность, но потому, что он творил сейчас  не только для  тех, кто его окружал, но видел кого-то ещё, кого не мог видеть Джемс и все те, кто жил порывами и планами одной земли.

 

   11. Путь искусства один из самых трудных на земле. Немногие в силах очистить так свои души, чтобы увидеть в себе того Бога, которого должны перелить как творческий огонь в то, что делают.

   Не думайте, что дух художника – мыслителя  —  а истинный художник всегда таков  —  зависит от его физического или материального благополучия. Не соки тела и земных благ питают дух творящего.

Только проникая в великую тайну Любви, можно постичь человеку, как раскрываются в его духе тот или иной аспект этой Любви, в нём живущей. Любовь – пламя. Чем больше отдал  —  тем ярче и выше пламя.

Любовь не угасает в человеке – творце. Но чтобы понять, что такое любовь, надо до конца любить вам то искусство, которому вы служите.

Тогда только, когда забыл о себе и отдался ему (искусству), — только тогда художник может понять, в чём черпают люди – творцы свои силы. Тогда только человек переступает грань ремесла и проникает в подлинное творчество, в интуицию.

      И каждый раз, когда будете творить и учиться, —  учитесь отдавать текущей минуте труда весь свой дух, всё своё сердце, всю любовь. Велико счастье такого человека. Он не из земли пьёт свои силы для труда, а, обновляясь в труде вдохновения, принимает участие в делах и скорбях земли.

 

   12. Прими, Ананда, дорогой друг и брат, в моём поклоне нашу общую тебе благодарность.

   Когда тебе аккомпонирует  человек земли, обычного человеческого уровня и развития, ты шлёшь земле песни очищения для человеческих страстей. Люди тогда слышат в твоих песнях всю скорбь земли и всю её радость. Они понимают, чего может достигнуть человек, творя для своих братьев тропу к пути красоты.

   Будь благословен, Ананда …  Привет и поклон твоему огню, пусть он горит также ярко всю вечность, чтобы всякий встретивший тебя омылся радостью в твоей атмосфере.

 

   13. Тебе (мл. бр.) велит сказать мой наставник: Если пошёл верностью, дойдёшь любовью».

   Думал ты, умеешь только петь, а понял, что и песня твоя  —  любовь.

 

   В заключении  хочется сказать  —  творите для Бога, созидайте  во имя Бога, ощущайте Бога в себе когда что-то творите, и так вы сможете перенести Небо на Землю. Делайте для людей, забывая о себе, и служите людям своим искусством.

 

   С уважением.                  Илларион.                 Апрель   2018 г.